Мастер Групп  
(495) 971-80-51

Интервью совладельца Челябинского цинкового завода Александра Федорова о перспективах цинкового дивизиона

С середины 2006 года Андрей Комаров и Александр Федоров начали активное формирование своего цинкового дивизиона. В начале лета ОАО «Челябинский цинковый завод» (ЧЦЗ) за $16 млн приобрел британского производителя цинковых сплавов Brock Metal. До этого предприятие ограничивалось лишь формированием собственной сырьевой базы. Что заставило металлургов выйти на европейский рынок и каковы перспективы цинкового бизнеса в России рассказал совладелец ЧЦЗ Александр Федоров.

"Коммерсант": Четыре года назад, когда стало известно о покупке Челябинского цинкового завода Андреем Комаровым, на рынке расценивали ее как случайное приобретение. И долгое время ждали, что предприятие будет выставлено на продажу…

А. Федоров: Да, в 2003 году покупка завода была финансовой инвестицией, и частично прибыль была зафиксирована год назад, когда на IPO была продана часть акций (33% акций за $285 млн). И это предприятие мы хотим развивать и дальше. Так, благодаря покупке Brock Metal мы увеличили объемы продаж на европейский рынок сплавов цветных металлов с высокой добавленной стоимостью для автомобилестроения, строительства, производства электроники. Конечно, доля Brock Metal на нем не высока, хотя в Великобритании это ведущий поставщик сплавов для литья под давлением. Но дело в том, что российским производителям на этот рынок сложно попасть, так как он достаточно устоявшийся. И сегодня, имея свои мощности в Англии, мы получаем доступ к сбытовой сети в Европе.

"Коммерсант": То есть европейские рынки сбыта сегодня самые перспективные?

А. Федоров: Более перспективный рынок как раз Россия, где потребление цинка растет ежегодно и где мы имеем возможность его продавать. ММК, НЛМК и Северсталь — наши крупнейшие клиенты — сегодня наращивают мощности по оцинковке. Но и от экспорта, конечно, отказываться мы не собираемся.

"Коммерсант": Но не возникнет ли у самого ЧЦЗ проблемы с сырьем? По крайней мере, после того как ваш традиционный поставщик — Уральская горная металлургическая компания заявила о развитии собственного цинкового направления, вы начали спешно формировать собственную сырьевую базу.

А. Федоров: Проблема сырья сегодня одна из самых острых для всех металлургических предприятий, потому что собственные рудники практически исчерпаны. Действительно, мы формируем свою сырьевую базу. В прошлом году купили компанию «Nova-цинк», которая разрабатывает казахстанское месторождение свинцово-цинковых руд. В результате мы сможем получать на нем порядка 40 тыс. тонн цинкового концентрата в год. Мы также выиграли лицензию на Амурское месторождение цинка в Челябинской области. По предварительным оценкам, компания будет получать здесь порядка 50 тыс. тонн собственного сырья. При объеме производства в 200 тыс. тонн к 2010 году, эти два актива будут обеспечивать около 45% потребности в концентрате.

"Коммерсант": Кстати, челябинские экологи выступали против разработки рудника на Амурском месторождении. Удалось решить проблему?

А. Федоров: Проблема была в несогласованности действий. На самом деле, когда мы сели за стол переговоров с руководством ЧелГУ и Аркаима, то смогли договориться. Челябинский цинковый завод подписал протокол о взаимодействии, поэтому все, что будет делаться на месторождении, будет согласовано с администрацией заповедника. Думаю, что нахождение рядом рудника даст только толчок для развития парка.

"Коммерсант": То есть вы будете инвестировать в его развитие?

А. Федоров: Будут и инвестиции в развитие парка, и вопросы экологии будут решаться. Ведь если подтвердятся запасы, то там будет самое современное производство, которое только существует в мире.

"Коммерсант": Тем не менее, с учетом всех собственных сырьевых активов вы сможете покрыть свои потребности в сырье лишь на 50%. УГМК и РМК, которые также развивают цинковый проект, не угрожают прекращением поставок на ЧЦЗ?

А. Федоров: В настоящее время с УГМК и РМК у нас действуют долгосрочные соглашения на обеспечение ЧЦЗ сырьем. Но даже если они начнут реализацию своих проектов, то им понадобится как минимум 2-3 года, чтобы построить эти фабрики. Ну а за эти 3 года мы должны сами решить проблему обеспечения сырьем. Сегодня мы уже изучаем рудники не только в России и Казахстане, но и в других странах.

"Коммерсант": Где?

А. Федоров: За пределами СНГ.

"Коммерсант": И все-таки ваше имя ассоциируется с трубным бизнесом, с группой ЧТПЗ. В каком направлении будет развиваться этот дивизион?

А. Федоров: Трубный рынок более сложный, чем цинковый. Если цинк регламентируется правилами лондонской биржи металла, то трубы это не биржевой товар. Сегодня в мире огромный переизбыток мощностей по производству труб, и каждая страна пытается защитить своего производителя. Для всех производителей труб российский рынок самый привлекательный, потому что здесь реализуются самые большие проекты газовых и нефтяных компаний. Поэтому мы, конечно, работаем на зарубежных рынках, но в основном со странами СНГ (Казахстан, Туркменистан, Узбекистан). В частности, планируем принять участие в проекте строительства газопровода «Средняя Азия — Китай» (Туркмения-Узбекистан-Казахстан-Китай).

"Коммерсант": На какие объемы сбыта рассчитываете?

А. Федоров: Будет тендер, увидим. Но уже понятно, что у нас будет много конкурентов. Как правило, в таких тендерах участвуют производители из Китая и Индии. Существующие в этих странах мощности производят слишком большие объемы, чтобы сбывать их только на внутреннем рынке. Так, только Китай производит 30 млн тонн трубы в год.

"Коммерсант": Известно, что китайские производители пытаются зайти и на российский рынок труб, и, как говорят трейдеры, зачастую качество их продукции не уступает отечественной. Стоит ли вопрос о том, чтобы ввести ограничения на поставки китайских труб в Россию?

А. Федоров:Разговоров таких пока нет. В физическом выражении трубной продукции из Китая в России пока относительно не много. Хотя увеличение темпов роста ежегодных поставок на сотни процентов впечатляют. С учетом того, что китайские производители пользуются широкой поддержкой своего государства (за счет чего могут предлагать свою продукцию на нашем рынке по более низким ценам), думаю, мы должны уже сегодня оценить эту опасность и обратиться в правительство, чтобы найти меры по выравниванию условий конкуренции на российском рынке. Смогла же Россия договориться с Украиной о добровольном самоограничении поставок труб с пяти украинских заводов.

"Коммерсант": На рынке труб у вас могут появиться новые конкуренты не только из-за рубежа, но и среди российских металлургов. Это и компания «Макси-Групп», которая строит трубопрокатный завод в Ревде, и Курганский трубный завод. Как вы оцениваете их планы?

А. Федоров: Курганский трубный завод — это какой-то эфемерный завод, про который все пишут, но я, например, ничего не знаю о его инвесторах. Если оценивать в целом производство ТБД в России, то планы Газпрома и Транснефти известны до 2020 года, пусть ориентируются на них. Но не нужно забывать, что когда потребовалось реализовывать проект по строительству нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан», то стало ясно, что в России не производят металл и трубы, отвечающие необходимым требованиям. В результате были срочно задействованы все технические возможности металлургов, трубников, чтобы зайти в этот проект, чтобы российская труба в нем участвовала.

"Коммерсант": Этим спасением стали договоры с иностранными поставщиками?

А. Федоров:В том числе и поставки из-за рубежа металла для труб. Сегодня мы связаны такими соглашениями с Украиной и Польшей.

"Коммерсант": Но это ведь не долгосрочные контракты?

А. Федоров: Нет. Это заказы по определенной марке стали и на данный момент. Ведь в перспективе они нам не понадобятся, так как свой стан по производству трубного листа запустит ММК, и он будет самым передовым в мире. К 2009 году, когда мы должны будем запустить свой стан по выпуску труб большого диаметра, начнет работать и стан на Магнитке. Причем поставлять оборудование и для них, и для нас будет одна и та же компания. Поэтому я не думаю, что магнитогорским металлургам есть необходимость делать свои станы по выпуску труб большого диаметра.

"Коммерсант": Не боитесь, что после того как ММК построит стан «5000», между российскими трубниками начнется борьба за поставки магнитогорского листа?

А. Федоров: У нас с ММК подписано стратегическое соглашение до 2015 года, где прописаны все объемы на каждый год. Каждый выполняет свои обязательства, и слова еще никогда не расходились с делом. То производство, которое они планируют запустить, увеличит выпуск листа для ТБД до 1,5 млн тонн, что обеспечит все потребности трубников, тем более, что подобный стан планирует запустить и «Ижора».

"Коммерсант": А на какой стадии сейчас находятся планы Группы ЧТПЗ по созданию собственного сталеплавильного комплекса на ПНТЗ. Для его строительства предполагалось привлекать иностранного менеджера и включить его в долю.

А. Федоров: Никаких долей нет и не будет. Контракт на строительство сталелитейного комплекса подписан с SMS-Demag. Кредит на его строительство привлекла Группа ЧТПЗ, какой здесь еще может быть инвестор.

"Коммерсант": Вы раньше говорили, что планируете построить еще один завод по производству трубной арматуры, аналогичный чешскому MSA. Решено ли уже где он будет и какой мощности?

А. Федоров: Его проекта пока нет, скорее всего он будет построен здесь, в Челябинске. Площади есть и в Копейске, и на ЧТПЗ, поэтому разрабатываются сразу два проекта. Мощности же рассчитать сложно: они будут не в тоннах, а в штуках. Это ведь завод нестандартного оборудования, под заказ.

"Коммерсант": Сегодня очень много говорят о проекте «Урал Промышленный — Урал Полярный». Готовы ли вы в нем участвовать?

А. Федоров: Мы следим за этим проектом очень внимательно, потому что нас интересует оценка запасов цветных руд. Пока его инициаторы гарантируют только запасы угля, железной и марганцевой руд. Есть, конечно, точечные участки присутствия цинка, но для нас необходимо иметь перед глазами конкретное месторождение, пока же оценка содержания цинка на этих участках весьма предварительная. Конечно, мы, скорее всего, будем участвовать в этом проекте. Но когда это будет, сказать сложно. Ведь для начала, чтобы подобраться к этим месторождениям и оценить объемы содержащегося в них металла, нужно создать необходимую инфраструктуру. А это равносильно строительству БАМа.

"Коммерсант": Есть ли предварительные договоренности о разделении сфер ответственности между властью и бизнесом в этом проекте?

А. Федоров: На предпроектные разработки, необходимые для его реализации, из федерального бюджета выделено 6,5 млрд руб. То есть поддержка со стороны правительства есть. Нужно отметить, что в этом проекте в первую очередь заинтересованы власти ХМАО и ЯНАО, на территории которых и расположены месторождения. Бизнесу же этот проект интересен как потребителю услуг. В частности, в нем заинтересованы машиностроители (автозавод УралАЗ), так как увеличатся заказы на выпуск дорожно-строительной, транспортной техники, и трубники — ведь если месторождения будут осваиваться, то потребуется строительство газопровода для транспортировки добытого топлива. У ЧТПЗ уже есть планы по участию в прокладке этого газопровода, но пока нет проекта его строительства. Думаю, что скорее всего будет тендер, и в нем будут задействованы федеральные деньги.

"Коммерсант": Время от времени появляются слухи, что вы вот-вот выйдете из трубного бизнеса и продадите свой пакет в Группе ЧТПЗ совладельцам. Так ли это?

А. Федоров: Эти слухи мне кажутся странными. У меня таких планов нет.

"Коммерсант": Вы не собираетесь уходить из бизнеса в политику?

А. Федоров: Бросить трубный бизнес и уйти в политику? Нет. Я все-таки больше уделяю внимания производству. Каждый должен заниматься своим делом.

]]>

Источник: КоммерсантЪ
]]>

Доставка по Москве и области
Доставка по Москве и области


Доставка по России и СНГ
Доставка по России и СНГ



Телефон/факс:(495) 971-80-51 E-mail: info@master-grupp.ru ]]>
RICCOM поставщик нефтепродуктов и ГСМ
]]>