Мастер Групп  
(495) 971-80-51

Стальной поход

Крупнейшие российские металлургические компании прилично потратились на приобретение активов за рубежом, оставив там около $5,7 млрд. Мировой рынок стали сейчас находится на ценовом пике, и рынок металлургических активов сильно разогрет. Но отраслевые аналитики предполагают, что отечественные холдинги продолжат экспансию в различных регионах мира. И указывают основные цели для различного рода сделок.

Рост вширь

На стоимость сталелитейных активов в мире влияет не только ценовой всплеск, но и сильнейшая конкуренция между покупателями – вокруг потенциальных целей кружат не только россияне, но и агрессивные азиатские стальные магнаты. Вдобавок ко всему противостоять натиску с Востока, консолидировать активы стараются и крупные компании из Европы, США и Латинской Америки. Аналитическая компания World Steel Dynamics (WSD) прогнозирует, что к 2010 году в мире появится 5-10 суперкомпаний с объемом производства 50-125 млн тонн стали.

Исследования группы M&A Intelligence позволяют предположить, что отечественные сталелитейные холдинги продолжат экспансию по всему миру. В странах зрелой экономики с дорогостоящими активами можно ожидать слияний, недешевых классических сделок M&A с объявлением открытой оферты, а также точечных покупок компаний среднего и мелкого размера, удачно дополняющих бизнес россиян. Среди развивающихся стран по-прежнему популярной может остаться Восточная Европа, особенно Украина и Польша, а также Ближний Восток и Северная Африка. Кроме того, российские металлурги ищут возможности для внедрения на рынки Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, хотя в этих регионах более вероятны не поглощения, а разнообразные альянсы с местными партнерами, а также реализация проектов стартап.

В России консолидация сталелитейной отрасли находится на высоком уровне. Рынок контролируют шесть компаний – НЛМК, "Северсталь", "Евраз", ММК, "Металлоинвест" ("Газметалл") и "Мечел", которые в 2006 году выпустили примерно 85% от общего объема производства черных металлов в стране. Однако на глобальном уровне концентрация в секторе производства стали гораздо ниже. На 10 крупнейших компаний приходится только 28% мирового объема производства, тогда как в отрасли производства коксующегося угля уровень консолидации составляет 71%, а в железорудной – 97%. Аналитики Альфа-банка Владимир Жуков и Валентина Богомолова считают, что металлурги продолжат укрупнение компаний, поскольку это может привести к сокращению колебаний цен на сталь и увеличить рентабельность производителей стали.

"Как известно, крупнейшие производители железорудного сырья договорились в этом году увеличить цены на 9,5%. Мы полагаем, что более слабые позиции крупнейших мировых производителей стали в переговорах с высококонцентрированными поставщиками железной руды и коксующихся углей будут дополнительно стимулировать консолидацию сталелитейной отрасли. Кроме того, консолидация поможет данной отрасли добиться экономии за счет роста масштабов, увеличить сравнительно слабую возможность диктовать цены на переговорах с конечными потребителями, добиться большей гибкости и контроля над регулированием производительности в ответ на снижающийся спрос на сталь",– говорит Валентина Богомолова.

Дополнительным стимулом для консолидации может стать ожидаемое снижение темпов роста мировой металлургической отрасли. Понижающее влияние на мировой рынок окажет Китай, который увеличит объемы производства и экспортные поставки металла. Динамика роста китайского экспорта впечатляет: от отрицательного показателя 13 млн тонн импортированной стали в 2004 году до 33 млн тонн экспортированного металла в 2006 году. На долю Китая в 2006 году пришлось 34% мирового объема производства черных металлов и темпы роста 65%, тогда как без учета показателей КНР рост мирового объема производства составил только 4,5%. А в Европе объемы производства подросли на 6%.

В сфере M&A в черной металлургии преуспела Mittal Steel, которая стала первым в мире производителем, преодолевшим планку 100 млн тонн стали в год. Основного прироста своей империи Лакшми Миттал добился за счет приобретения в прошлом году Arcelor, которая позволила Mittal Steel увеличить объем производства сразу на 53 млн тонн. Несмотря на значительное укрупнение, Arcelor Mittal пока контролирует только 10% мирового рынка. Эксперты WSD полагают, что индийский стальной король продолжит экспансию и к 2010 году объем производства Arcelor Mittal увеличится до 160 млн тонн в год.

Трудные мишени

Еще несколько лет назад россияне старались приобретать компании, которые позволили бы им обойти ограничения на ввоз металлургической продукции из России. Сергей Кривохижин из БД "Открытие" говорит: "В основном россиянами покупались мощности, позволяющие производить прокат из российской заготовки, слябов, блюмов. При такой схеме "тесто" делается в России, поскольку здесь имеется дешевая электроэнергия и рабочая сила, а также доступ к железорудному сырью и коксующемуся углю в рамках внутрихолдинговой вертикальной интеграции, а "пирожки" пеклись в Европе или США". К недавним покупкам, позволяющим "печь пирожки", можно отнести приобретение НЛМК европейской компании Dan Steel, 50% долей в нескольких предприятиях Duferco в Европе и США, а также совместную с партнерами из Duferco покупку американского производителя оцинкованного проката Winer Steel. Только в рамках СП с Duferco Новолипецкий меткомбинат планирует увеличить производство проката до 3,2 млн тонн к 2011 году. Поскольку у "Северстали" на увеличение экспорта продукции низких переделов мощностей в России не хватит, компания предпочитает покупать предприятия полного цикла, такие как SNA и Lucchini. Группа "Евраз" делала упор на предприятия, сочетающие производство стали с выпуском феррованадия.

Стоит отметить, что сейчас у российских компаний могут поменяться мотивы приобретения активов на рынках развитых стран. "Северсталь", НЛМК и "Евраз" уже купили входные билеты на закрытые рынки Европы и США, и безбилетной пока остается только ММК, хотя и магнитогорская компания уже начала поставлять в США свою продукцию. Теперь покупки могут быть либо достаточно глобальными, чтобы резко увеличить масштабы компании, либо мишень должна ювелирно подходить к существующему бизнесу металлургических корпораций. Алексей Морозов из UBS считает, что приобретение компании в США или Европе также может сохранять интерес для российских компаний благодаря приобретению новых технологий. Например, Oregon Steel производит рельсы по оригинальной технологии, которую группа "Евраз" планирует внедрить и на своих российских предприятиях.

Провести такие сделки будет непросто. В Западной Европе и США выбор потенциальных мишеней для поглощений ограничен – претендентов больше, чем хороших целей. Аналитик ИК "Проспект" Дмитрий Парфенов вспоминает, что при сделках M&A в 2004-2005 годах за тонну стали покупатели давали $300-400, а сейчас $1000-1100, причем цена за предприятия по производству плоского и оцинкованного проката доходит до $1300 за тонну.

Почему все так дорожает? "Идет спор за глобальное лидерство, и все последние сделки оказывались с очень высокими мультипликаторами. Группа "Евраз" приобрела Oregon Steel за $2,3 млрд, то есть компания была оценена в 6 EBITDA",– говорит Валентина Богомолова. Шведская SSAB в конкурентной борьбе с несколькими компаниями, в том числе "Евразом", заплатила за канадскую IPSCO $7,7 млрд, или 7,7 EBITDA. Правда, в данном случае речь шла о покупке самой доходной североамериканской металлургической компании с рентабельностью 25%.

При этом уровень рентабельности по EBITDA у иностранных металлургических компаний значительно ниже, чем у российских холдингов. Рентабельность американской Steel Dynamics составляет более 20%, US Steel – 10-11%, а европейской Corus, которую в свое время хотели приобрести российские металлурги,– всего 8-9%. Для сравнения: самая эффективная российская стальная компания НЛМК работает с рентабельностью 40%, "Евраз" и Магнитка – 30%. А вот рентабельность "Северстали" снизилась после приобретения зарубежных активов и составляет 23%. К примеру, Lucchini в прошлом году показала рентабельность только 9%, Severstal North America (SNA) – 10%.

Дмитрий Парфенов из ИК "Проспект" отмечает, что у европейских компаний слишком высоки издержки и не всегда оправданна цена на актив. К тому же две крупнейшие европейские компании, к которым прицеливались российские металлурги,– Arcelor и Corus – уже оказались в руках индийских предпринимателей. Немецкая TissenKrupp и австрийская Voestalpine представляют собой интегрированные машиностроительно-металлургические холдинги и пока выделять для продажи сталелитейные активы не собираются. А в целом капитализация у TissenKrupp составляет $26 млрд. Этот кусок российским металлургам пока не по зубам.

Сергей Донской из ИК "Тройка Диалог" добавляет, что германские TissenKrupp и Salzgitter сами активно проводят поглощения, присоединяя к себе другие компании. Аналитик БД "Открытие" Сергей Кривохижин считает, что в перспективе кто-то из россиян мог бы приобрести пакет итальянской Riva Group (в 2006 году произвела 17,5 млн тонн стали), хотя продажная цена этой компании сейчас тоже может быть чрезмерно высока.

Из "крупняка" в Западной Европе, пожалуй, это все. Аналитики советуют присматриваться к удобно расположенным средним и мелким компаниям. Алексей Морозов из UBS также не исключает, что кто-то из россиян будет приобретать мини-заводы, расположенные в Испании.

По мнению Сергея Кривохижина, в США сделки M&A могут быть проведены с AK Steel или US Steel, причем с последней только в рамках слияния, потому что капитализация американской компании составляет $13 млрд – не меньше, чем у ведущих российских холдингов. Претендентом на слияние с US Steel аналитики считают "Северсталь", которая не скрывает, что ищет крупного партнера в развитых странах.

Правда, при этом AK Steel интересует далеко не только российских предпринимателей. В мае этого года FT сообщила, что компанию хочет купить Arcelor Mittal, рассчитывающая предложить за AK Steel до $40 за акцию. А крупнейший национальный производитель стали US Steel недавно заявил, что сам не прочь прикупить активов в России или странах СНГ. Исполнительный директор US Steel Джон Сурма сказал в интервью Pittsburgh Tribune, что его компания ищет возможности нарастить мощности по производству автомобильного проката в Европе, поскольку в Сербии и Словакии (так называемый "новый Детройт") расположены сборочные производства Toyota и Hyundai. В прошлом году US Steel построила в словацком Кошице завод по производству оцинкованного проката, который будет запущен в июне этого года. Также компании принадлежат три сербских металлургических завода, входившие в состав группы Sortid, которую US Steel купила в 2003 году. Сталеплавильные активы в Европе US Steel покупать не планирует из-за дороговизны, а вот сырьевые предприятия в России или на Украине купила бы с удовольствием. В этой связи M&A Intelligence представляется интересным возможное стратегическое партнерство американской компании с группой "Газметалл" ("Металлоинвест"), преимущественно ориентированной на производство железорудного сырья, или украинским "Метинвест Холдингом" (входит в группу Рината Ахметова СКМ).

Сергей Кривохижин и Сергей Донской полагают, что в Северной Америке российские металлурги могут попробовать вновь прицениться к канадской Stelco, чьи активы неудачно пыталась приобрести "Северсталь" в 2003 году (тогда Алексея Мордашова обошел Deutsche Bank). Несколько дочерних компаний Stelco в 2006 году купила Mittal Steel? а сама канадская компания начала выходить из состояния банкротства и улучшать финансовые показатели. В первом квартале этого года канадская компания впервые за несколько лет показала положительную EBITDA $13 млн. Однако у компании по-прежнему сохраняются убытки после выплаты налогов, и не стоит исключать, что Stelco вновь будет продаваться.

В числе возможных мишеней также называется канадская Algoma Steel. Этой компании прочат в возможные инвесторы US Steel, немецкую Salzgitter, индийскую JSW Steel, бразильскую CSN и "Северсталь". Правда, в "Северстали" по поводу вероятной сделки промолчали. Представитель компании сказал, что каждый день "Северстали" приписывают переговоры с той или иной мишенью. А что бы ни ответили россияне – все вызывает бурную реакцию рынка, и вслед за этим продавцы поднимают цены на активы. Так что лучше молчать.

Аналитик ИК "Проспект" Дмитрий Парфенов считает, что интересных для приобретения активов в Канаде и США довольно много, однако переговоры о покупке не всегда увенчиваются успехом – многие компании имеют высокие социальные обременения, включающие выплаты пенсий и пособий персоналу: "Работать в государствах с высокими социальными и экологическими стандартами для российского бизнеса все еще психологически сложно. "Северсталь" и "Евраз" уже привыкли работать в таких условиях, а ММК будет непросто отладить схемы общения с правительством, профсоюзами". Эксперт "Проспекта" не исключает, что после того как КНР охладит рынок избыточной продукцией, цены на проблемные активы в США, Канаде и Европе тоже начнут плавно снижаться, поскольку металлургический бизнес в этих странах имеет высокие эксплуатационные затраты. Джон Сурма из US Steel также отметил, что в США металлургическим компаниям живется тяжело из-за очень жестких норм на выбросы парниковых газов.

Застолбить рынок

В Восточной Европе с ее недорогой рабочей силой и достаточно мягкими экологическими требованиями уже разобраны практически все интересные активы, включая предприятия второго эшелона. Аналитик ИК "Проспект" Дмитрий Парфенов считает, что в регионе все еще можно найти и реанимировать небольшие предприятия, которые либо были закрыты в процессе банкротства, либо работают не на полную мощность. Также все еще можно покупать активы в процессе приватизации. Примером может служить недавняя покупка группы "Кокс" (входит в Промышленно-металлургический холдинг братьев Зубицких). На приватизационном конкурсе россияне приобрели 55% Slovenska Industria Jekla (Slovenian Steel Group), которая состоит из семи компаний, в том числе крупнейшего в Словении производителя стали Acroni и производителя сортового проката и спецстали Metal Ravne.

Сергей Донской из компании "Тройка Диалог" считает, что интересными могут быть активы в Польше (хотя в этой стране доминирует Arcelor Mittal), Словении, на Украине и в Казахстане. Российские предприниматели уже имеют несколько договоренностей о сделках M&A на Украине. Алишер Усманов ведет переговоры о слиянии "Металлоинвеста" с Индустриальным союзом Донбасса, а также по покупке Криворожского ГОК окисленных руд; ТМК договаривается с Виктором Пинчуком о выкупе трубной компании "Интерпайп". "Этот процесс начался и завис, потому что на Украине снова обострилось политическое противостояние,– говорит аналитик.– Как только ситуация успокоится, ожидаю волну сделок M&A с украинскими активами. Думаю, это произойдет не раньше лета-осени".

По поводу возможностей сделок M&A с компаниями Южной Америки аналитики во мнениях расходятся. Сергей Кривохижин настроен критично: "Я считаю, что сделок в этом регионе не будет из-за отсутствия синергии. В Латинскую Америку по логистике невозможно поставлять слябы на перекат, к тому же у местных компаний есть собственная руда, так что есть и первичный передел". Аналитик Deutsche UFG Ольга Окунева тоже сомневается, что российские компании станут приобретать активы в Южной Америке: "В этом регионе высокая степень консолидации, а крупнейшие региональные компании CSN (Cia Siderurgica Nacional), Usiminas сами покупают активы, участвуют в процессах консолидации. В прошлом году CSN не удалось купить американскую Wheeling-Pittsburgh Corp., и сейчас бразильская компания вновь готовится сделать предложение о покупке какой-то из металлургических компаний США. Правда, CSN планирует продать долю в бразильском предприятии по добыче железной руды на руднике Касса-де-Педра, но всего лишь миноритарный пакет в 20-30%".

Дмитрий Парфенов придерживается другого мнения, указывая на то, что регион потенциально интересен для присутствия в силу как самых высоких после Китая темпов роста металлопотребления, так и общих перспектив развития экономики этих стран и существующего дефицита собственных сталеплавильных мощностей. А активность Китая по расширению присутствия в этом регионе способна спровоцировать и российские компании увеличивать активность в поисках партнеров. "Экономика в Бразилии, Мексике, Чили, Аргентине динамично растет. Но в этих странах немного металлургических активов, нет своего угля. У электрометаллургии тоже есть проблемы, связанные с недостатком мощностей по электрогенерации. В некоторых странах есть гидрогенерация, но и ее мощностей недостаточно. К примеру, после засухи в Чили производство меди в стране упало вдвое. Часто из-за нехватки электроэнергии металлургические предприятия оказываются загружены не на полную мощность",– говорит аналитик. Алексей Морозов не исключает, впрочем, что при определенном стечении обстоятельств стратеги в южноамериканских компаниях могут пойти на слияние или продажу крупного пакета российским компаниям. Также возможно строительство новых предприятий или приобретение небольших компаний, производящих спецстали или сортовую сталь, для того чтобы застолбить рынок. Но пока россияне продают в Латинскую Америку совсем небольшие объемы продукции.

Восточные и южные направления больше интересуют те российские компании, чьи основные производства расположены в азиатской части России,– "Евраз", ММК, а также группу "Газметалл" ("Металлоинвест"). Магнитка некоторое время пыталась внедриться на рынок Индии, безуспешно участвовала в конкурсе по продаже Pakistan Steel Mills, договорилась о создании СП с марокканской Magrib Steel, интересовалась возможностью строительства производств в Египте и Гане. В мае этого года Магнитогорский металлургический комбинат договорился о строительстве нового метзавода в Турции, проект предполагается реализовать в партнерстве с местной компанией Atakas. Также недавно СМИ писали о планах группы "Евраз" по строительству нового предприятия во Вьетнаме. Сергей Кривохижин не исключает, что ММК может также купить долю в Magrib Steel.

Дмитрий Парфенов считает, что российские компании могут начать экспансию в Африку, в основном в государства со стабильным политическим режимом, например ЮАР. Помимо Турции на Ближнем Востоке также интересны Саудовская Аравия и ОАЭ, которые ищут иностранных партнеров для развития металлургических проектов.


В Юго-Восточной Азии Дмитрий Парфенов считает интересными Вьетнам и Бирму. Год назад "Северсталь" интересовалась возможностями производства металла в КНР, однако оставила попытки внедриться в эту страну: власти Китая крайне неохотно дают согласие на покупки иностранцами активов в своей стране, тем более когда речь идет о дотируемой государством сталелитейной отрасли.

Аналитик инвестбанка UBS Алексей Морозов полагает, что российские металлурги могут приобрести компании на Филиппинах или в Южной Корее, а также в Малайзии. Однако аналитик считает, что почти в каждой из стран ЮВА есть некие особенности, осложняющие проведение сделок M&A. В Японии активы слишком дороги, в Индии и Китае иностранцев не ждут. Чтобы все-таки выйти на рынки ЮВА, российские компании могут реализовать проекты стартап в альянсе или самостоятельно. Строительство новых заводов в Азии будет популярно еще долго.

Сергей Кривохижин также считает перспективным для россиян рынком Египет: "Правительство этой страны намерено предоставить режим благоприятствования для российского бизнеса, создать специальную промзону для размещения металлургических и машиностроительных предприятий". Аналитик отмечает, что в Египте наблюдается рост строительства. К тому же Каир, вероятно, хочет диверсифицировать свои бизнес-связи, доселе в основном опирающиеся на США.

ММК, возможно, сумеет приобрести пакет в каком-то из индийских предприятий в процессе приватизации, которую сейчас проводит индийское правительство. "Как показал опыт ММК на рынке Пакистана, в Азии бизнес вести рискованно,– считает Сергей Кривохижин.– Зайти на эти рынки через покупку активов трудно. Но рынок растет высокими темпами. Так что если кому-то из россиян удастся попасть на эти рынки, им достанется более лакомый кусок пирога".

Все эксперты сходятся в том, что точно предсказать объекты для слияний или поглощений на мировом рынке черных металлов практически невозможно: в месяц эмиссары российских стальных холдингов проводят десятки встреч, обсуждая покупки тех или иных активов в самых разных уголках Земли.

]]>

Источник: КоммерсантЪ
]]>

Доставка по Москве и области
Доставка по Москве и области


Доставка по России и СНГ
Доставка по России и СНГ



Телефон/факс:(495) 971-80-51 E-mail: info@master-grupp.ru ]]>
RICCOM поставщик нефтепродуктов и ГСМ
]]>